Если изображения не видно, обновите страницу
Н О Я Б Р Ь    Поздравляем с Юбилеем - нашу дорогую, милую  Светлану Самарину!!!  Поздравляем с Днём Рождения замечательных участников Капеллы - Марину Галицкую, Татьяну Латюк, Марину Сенчукову, Василия Золотухина!!! Здоровья и благополучия!     Л И С Т О П А Д

Сообщения для УНХК

Поздравляем УНХК с наградой!!!

Подробнее...

Планы творческих поездок - г.Казань, Татарстан.

Подробнее...

Репетиции - НОЯБРЬ

Подробнее...

Новые песни (распечатать):

"Бог Предвічний"

"Возвеселімся"

ПриглашаеМ 

28 ноября, вторник, 19.00

НКЦУ. Украинский музыкальный
салон -
"Окрилені мистецтвом"

Подробнее...

:
22 ноября

В НКЦУ поздравляли кинорежиссера, члена Международного союза муз. деятелей, СТД России, Совета РОО "Культурно-просветительский центр украинцев в г.Москве"
Веру ФЕДОРЧЕНКО!

Подробнее...

21-23 июля 2017 г.

УНХК поёт в Кисловодске (Кавминводы, Ставрополье)

Подробнее...

Н.Давыдова "Встреча с дядей через 50 лет!"

Подробнее...

1 июля 2017 г.

Поездка Капеллы в село Погост, Рязанская обл.

Подробнее...

26-28 мая 2017 г.

На Фестивале "Ты, Россия, и сердце, и песня моя!" (Липецк)

В.Скопенко

И.Старовойтова

3-4 ноября 2016 г.

УНХК на Х Фестивале "Страна в миниатюре" (г.Тула).

Подробнее...

Найти на Сайте

Введите в окошко слово (а) для поиска информации на сайте

Контакты

E-mail: kapelvita@mail.ru

Афиша, История,
Рассказы о Салонах...

Українська культура на теренах РФ (В.Скопенко)

Подробнее...

УСТАВ РОО "Культурно-просветительский

центр украинцев в г.Москве"

Скачать...

Отчёты НКЦУ в г.Москва и
РОО УМ (2011-2016 гг.)

Подробнее...

Визитная карточка УНХК

Подробнее...

Набор в УНХК Москвы...

Слова, ноты украинских песен

страница РЕПЕРТУАР...

Памяти М.Черешневого...

Памяти Л.Романюк...

Нам пишут

С.Осипова - "Внук нашел прадеда на сайте Капеллы!"

Подробнее...

Наши Авторы

В.Лиходий. "Сайту УНХК -10!"

Подробнее...

В.Симбирский. "Очерки о Бразилии и не только...".

Подробнее...

22 июня 1941-9 мая 1945

Воспоминания капеллистов о родных, воевавших на войне

Подробнее...

Стихи погибших поэтов...

Подробнее...

Кавминводы Рязань с.Погост
г.Тверь Москва - Липецк, Задонск
Москва - Саранск, Мордовия
Москва - Тула - Ясная Поляна Москва - Сочи - Лазаревское
Москва - Нижний Новгород - Городец Беларусь
Хорватия Латвия Литва
Прибалтика

Франция

Ницца
Австралия Париж Испания
На Фестивале в Оренбурге...

Италия

Германия

Биелла "ЕвропаФест"
Неаполь США, Канада
Фестиваль "Шалом, Израиль!"

Великобритания

Англия Уэльс
Шотландия Закарпатье

Украина

Киев Сумы
Ив.-Франковск Одесса Львов
Фестиваль.П.Муравского Полтава

Польша

Лешно Центральная Европа
Сандомир
Финляндия, Швеция Тверская обл., Селигер

Наши Друзья

Национальный Культурный центр Украины в Москве

Украинский музыкально-драматический театр ЭНЕЙ

Хоровая жизнь Москвы

Библиотека украинской литературы

Поделиться с другими

Лузофония. Часть 4

Владимир Симбирский

Последняя самба на Ботафого

- Леди и джентльмены! - Фелиция Шектер была серьёзной и торжественной, как жрица. - Танцуем венский вальс! Кавалеры приглашают дам!

На это занятие клуба бальных танцев мы с преподавателем черчения Рэем Фордом попали случайно. Проходили мимо библиотеки, услышали звуки музыки и заглянули.

- Чем меня удивляет Филлис, - сказал тихо Рэй, - так это тем, что она ужасно любит учить африканцев тому, что им несвойственно. Ведь это ж надо додуматься! Венский вальс! (Он выразительно покрутил пальцем вокруг виска.) Да ты только посмотри на их физиономии!

Зрелище и впрямь комичное. Лица кавалеров и дам напряженно сосредоточены, движения тяжелы и неуклюжи. И это те же самые мои мальчишки и девчонки, в которых под ритмы там-тамов играет каждый мускул! ! Да они ли это? За венским вальсом - закрепление пройденного: танго, которое ребята более или менее усвоили. И под конец - новинка:

- А сейчас мы будем танцевать самбу - народный танец Бразилии. Ход самбы в принципе очень прост. Смотрите. (Она прошла несколько тактов под музыку самбы "Бразил").!

- Но главное, - продолжала Филлис, - не шаг, а ваша импровизация! Кто желает быть моим партнером? Молчание. Но вот встает Луис Банда. !

- Можно мне, мадам? !

Все, конечно, очень удивились, что скромный, молчаливый Луис решился на такое, но когда ребята увидели, как он танцует самбу, они были просто поражены. Он уже умел ее танцевать!

Удивлялась и Фелиция. Безудержной фантазии парня не было предела. Сейчас для него не существовало ни миссис Шектер, ни меня, ни товарищей по школе. Была только самба - танец, порожденный латиноамериканскими мелодиями и африканскими барабанами, которые когда-то завезли в Бразилию негры-невольники. Расстаться с барабанами для африканца было немыслимо... Африка, родная Африка все равно всегда была с ними.

Африканские барабаны в Бразилии породили самбу. И вот она, самба, здесь, в Африке, на занятиях клуба бальных танцев удивляет и приводит в восторг африканцев!

А Луис танцевал. Его красивое лицо было в крупных бусинах пота, рубашка промокла, но он все не останавливался.

- Браво, Луис! Браво! - кричали все. Пластинка кончилась, поставили снова, но Луис даже не заметил этого. Он танцевал и улыбался. И, глядя на него, другие тоже улыбались: хороший этот парень Луис Банда.

Но вдруг улыбка погасла. Остановившись на полутакте и словно опомнившись, он быстро вышел из библиотеки, бросился прочь.

Я разыскал Луиса на берегу Лунги, в том месте, куда приходят школьники целоваться и любоваться луной. Он сидел на стволе дерева, давно сваленного молнией и изрезанного ножами пылких влюбленных, традиционно оставлявших здесь свои имена и сердца, пронзенные стрелами Амура - как и у нас в России. Луис смотрел вдаль.

- Я никогда ее больше не увижу, - тихо сказал он, не глядя на меня.

- Кого?

- Марию..., с которой я танцевал самбу, на Ботафого...

Приближался праздник, очень большой и серьезный, к которому начинали готовиться чуть ли не за полгода. Его обожают и богатые, и бедные. О нем говорит весь Рио: от Гавеа до Гамбоа, от Тижуки и до Фламенго. Ну, а Рио - это, как говорит любой кариока, не просто город, а Cidade maravilhosa - удивительный город.

Ждал карнавала и Луис. Он столько о нем слышал! Но теперь уже ждать не долго: жарко, все обливаются потом, на дворе февраль.

Как яркий факел, вспыхнет карнавал, и нескончаемый поток веселых людей захлестнет весь Рио. Потом, спустя несколько дней, факел погаснет. В порт придет большой океанский корабль, который отвезет Луиса и его отца в Африку... Но только не в родную Луанду! - Там им появляться нельзя. Из Конго они попадут лесными тропами на самый восток Анголы, в свой партизанский отряд.

Но в Риоцарит веселье: карнавал близок. Это видно и по празднично одетой толпе на авениде президента Варгаса, и по какой-то совершенно особой тихой радости, которой светится лицо каждого кариоки. Стало больше туристов, фотографирующих Рио возле Христа - с вершины горы Корковадо, больше свечей, горящих по вечерам у самой воды на приморских пляжах...

И вот завтра все начнется, Половодье веселья и счастья разольется по всему городу.

Завтра... А сегодня Луис бездумно бродит по Прайа ду Фламенго. Слева, сотнями огней, близких и далеких, полыхает залив Гуанабара, впереди - похожая на огромный морской валун темная глыба горы Pao de Acucar - знаменитая Сахарная Голова. Справа к морю теснились небоскребы. Казалось, они сбежали сюда с окрестных холмов, чтобы полюбоваться океаном.

Вскоре он вышел на Прайа ди Ботафого. Здесь, на пляже, у самой кромки океана стояла мулатка. Луис остановился, долго искоса поглядывал на нее. Она была его ровесницей; кожа цвета кофе с молоком, пышные черные волосы. А большие, влажно горящие глаза раскрыты в ожидании чуда. Она была в белой блузке, цветастой дешевенькой мини-юбке и туфельках на "шпильках", изрядно стоптанных. Луис с независимым видом прошелся мимо нее пару раз, деловито взглянул на часы (единственная дорогая вещь, которой он обладал), кашлянул, но... все напрасно. Мулатка не обращала на него ни малейшего внимания! Это Луиса задело. Уже было и здесь, и в Анголе несколько девчонок, которым он сразу понравился. Да и от многих слышал, что он парень что надо.

Девушка открыла сумочку, достала из нее дешевый браслетик с налепленными цветными стекляшками и, размахнувшись, забросила его далеко-далеко в море. Да так далеко, что и не всякий мальчишка смог бы так бросить.

- Что ты делаешь? - невольно вырвалось у Луиса. Мулатка, наконец, обернулась к нему. В ее влажных глазах он увидел неподдельное удивление.

- Как что? Приношу дар Иеманже!

- Кому-кому?

- Да ты что, с луны свалился? И-е-м-а-н-ж-е!!! Нашей богине моря!

- Где же эта ваша богиня?

Мулатка, поправив блузку и кокетливо размахивая сумочкой, медленно обошла вокруг Луиса, разглядывая его со всех сторон, как марсианского пришельца.

- А что это ты так пришепетываешь? - надменно и с усмешкой спросила мулатка. - Португальского аристократа из себя корчишь что ли?

- Никого я из себя не корчу, - обиделся Луис. - Говорю так, как говорят мои родители. С обиженным видом уселся на пустом ящике из-под апельсинов. Наступило молчание. Однако с мулаткой все же очень хотелось познакомиться.

- Так где же эта ваша богиня?

- Там! - Мулатка неопределенно махнула рукой в сторону Сахарной Головы, Ей, похоже, тоже стало неловко, что зря обидела парня.

- Где "там"?

- Там за океаном... В Африке!

- И я там живу, - сразу оживился Луис.

- Где "там"?

- В Луанде.

- Не слыхала...

- Город есть такой в Африке, в Анголе. Очень большой, на той стороне океана, как раз почти напротив вашего Рио. И, представь себе, он ничуть не хуже, а даже лучше Рио!

Теперь обиделась мулатка.

- Лучше... ха-ха! - Девушка фыркнула так, словно услышала неимоверную глупость. - Лучше, видали!

- Не веришь?

- Да иди ты... Лучше! Как будто где-то может быть другой Рио! Такие карнавалы!

Она была права.

- Послушай, принцесса Рио, - сказал Луис после некоторой паузы. - Ты не сердись. Как тебя зовут?

Девушка лучезарно улыбнулась - принцессой, наверное, ее пока еще никто не называл.

- Мария... А тебя?

- Луис.

Они, взявшись за руки, шли по Прайа ди Ботафого до самого конца набережной, потом через вонючий тоннель, где было шумно и душно от выхлопных газов, вышли на песчаный пляж Копакабаны .

- Я здесь живу, - сказала Мария.

- В Копакабане?! Ну, это ты брось.

- Вон там, посмотри!

Её рука указывала на десятки убогих трущобных, едва различимых в темноте домишек, сделанных из чего попало - досок, кусков фанеры, картонных коробок, ящиков, Приклеившись к склонам холмов, плотным полукольцом они опоясали один из самых аристократических районов города - знаменитую Копакабану. Это были фавелы, жилища бедняков и безработных, печально известные фавелы, раскиданные по всему Рио и ставшие его достопримечательностью, появляющиеся там, где кончаются многоэтажные дома и начинаются бесчисленные холмы - моррос. Холмов этих в городе очень много. Маленькими и большими островками вспучиваются они со дна океана, бесформенными глыбами высятся над оживленными перекрестками, загоняя их под себя и заставляя широкие автомобильные реки сужаться в тесном фарватере тоннелей.

- Ну, я пойду, - сказала Мария. - Меня уже давно ждут родители. Я ведь пошла в город купить немного фасоли к ужину... Из-за тебя ничего не купила... Какая уж теперь фейжоада без фасоли!

Над океаном со стороны Ипанемы взошла луна, а прямо над головой, совсем как в Луанде и Мапуту, сверкали звезды Южного Креста. Вдали виднелись огни кораблей на рейде, а вокруг не было ни души. Песок, море и тишина. Резким порывистым движением Луис обнял девушку, привлек ее к себе, зажав свои пальцы за ее спиной в замок.

.

- Nao! Nao quero! - Нет! Не хочу! - закричала Мария, вырываясь из его объятий. Быстро приведя себя в порядок и, словно поддразнивая Луиса, произнося "ш" вместо бразильского "с", добавила:

.

- Ja esta anoitecendo. Vai-te embora! - Уже темнеет. Уходи !

Такого сопротивления Луис не ожидал. Растерявшись, он подал ей упавшую на песок сумочку. Вид у него теперь был унылый и обиженный.

.

- Я тебя провожу.

.

- Нет. Тебе у нас дома не понравится, - сказала Мария очень твердо и решительно, но без обиды.

Да! Уж если бразильская мулатка отказала, то никакие уговоры не помогут. Луис это знал. Но тут Мария посмотрела ему в глаза и снова улыбнулась так, как в тот раз, когда Луис назвал ее принцессой Рио.

- Завтра карнавал, - тихо сказала Мария. - Приходи вечером на Ботафого!... Пока!

И, перебросив через плечо ремень сумочки и скинув туфельки на "шпильках", торопливо босиком зашагала в сторону моррос.

На следующий день яркая праздничная толпа заполнила все центральные улицы Рио. Нещадно палило солнце. Каменщики в костюмах португальских мореплавателей, чистильщики обуви в одеяниях вельмож королевского двора, дамы почти без каких-либо одеяний, докеры в белых напудренных париках. Все обливались потом, но все были веселы и счастливы.

Толпа подхватила Луиса на авениде Рио-Бранко и понесла вперед к площади Парижа...

"Как? Ты не умеешь танцевать самбу?! Вмиг научим - это очень просто! Смотри: вот так! Понял?"

Спряталось за горой Корковадо солнце. На фоне темнеющего неба резко обозначились контуры моррос. Сияющим колоссом парила в небе огромная статуя Иисуса Христа.

Луис танцевал самбу. И не хуже других. Кончилась самба и оркестр заиграл один из самых любимых карнавальных маршей.

"Кто там? Кто там?" - спрашивал толпу солист, высокий худой мулат в клетчатой шляпе и дырявом пиджаке. - "Да человек с портфелем! - хором отвечала толпа под звуки оркестра. - "Говорит, как человек, но больше похож на индюка! Дома у него телевизор, в руках диплом, в кармане деньги! Посмотрите: индюк, да и только!"

Вместе с толпой Луис прошел по площади Парижа, Прайа ду Фламенго и вышел на Ботафого. И вдруг...

Он уже не слышал веселой песни про индюка, не видел ярких карнавальных костюмов. Он видел только Марию, она стояла на том же месте, где он встретил ее вчера. Искала кого-то глазами. Неужели его?

- Мария! - Оркестр снова заиграл самбу, Мария танцевала с Луисом. Неистовая мелодия танца, казалось, рождалась не плохоньким уличным оркестром, а всем Рио вместе с заливом Гуанабара и черным ночным небом с Южным Крестом.

"Вся моя печаль и вся моя боль пусть уходят, сегодня карнавал!" - пел один высокий мулат.

Толпа ликовала, танцуя самбу вместе с Марией и Луисом. В какой-то момент они оказались в центре круга. Только сейчас Луис заметил у Марии на шее вырезанную из черного дерева - pau do Brasil - собачью голову, подвешенную на медной цепочке. Перехватив его взгляд и не сбиваясь с ритма самбы, Мария сняла с себя кулончик и набросила на шею Луиса. Толпа стала еще многолюднее. Около них откуда-то появился огромный негр с гитарой. Танцуя, он весело подмигнул Марии и громко запел:

"А папа с мамою тебе всё говорят
О том, чтоб рано так ты не влюблялась,
Что любовь твоя развеется, как дым,
И погаснет, как огни карнавала. Ну и что же, что ж такого?
Знай же: Идет сейчас везде по Рио карнавал...
Ты помни лучше то, что я тебе уже сказал:
Что в Рио карнавал... "

Тут снова заиграл оркестр, и толпа понесла Луиса дальше. Но где же Мария? Надо бы спросить того огромного негра с гитарой, но и его тоже нет нигде. Есть только толпа. Ужасное и непонятное слово "толпа", все оправдывающее и все списывающее. Хорошее и плохое, это слово все нивелирует и все усредняет. Толпа - с безнадежным и по-португальски грустным носовым завыванием в конце слова multidao... Огромная, ликующе ревущая, лавиной катилась она к Прайа Вермелья и Сахарной Голове...

- Больше я ее не видел, - сказал Луис. Он сложил на коленях руки, вздохнул. Сквозь распахнутый ворот рубахи на его груди виднелась крохотная собачья головка из черного бразильского дерева, висевшая на позеленевшей медной цепочке.

Владимир Симбирский, 2016, апрель