поделиться с другими

вернуться на страницу

Галопом по Европам или Холодное лето 15-го и жаркое 68-го (в Хорватии и не только)

(Продолжение)

Единственный интересный объект, о котором мало кто знает, находится у поворота на Славков. Не слышали про такой город? А про Аустерлиц слышали, конечно? Ну, как там князь Болконский лежал раненый и смотрел в небо и думал, думал, думал. Здесь небольшой мемориал-указатель с фигурами воинов и пушками. Выглядит он, правда, несколько лубочно, но убедительно. Основной мемориал в самом городе, и с дороги его не видно.

По дороге в Грац поздравили нашего баритона Гену Новосёлу с днём рождения и посмотрели всем автобусом записи "Ревизора" с Геной в роли городничего в постановке Украинского народного театра "Эней".

В Граце, втором после Вены городе Австрии, нас встречает русская экскурсоводша, искренне влюблённая в этот красивый город и сделавшая всё, чтобы он и нам понравился (и своего добилась!) Здесь с самой высокой точки города, где расположена древняя крепость Шлоссберг, видно Италию, Словению, Чехию, Венгрию, Словакию и Хорватию. Ну так вперёд, в Хорватию! От Граца до Сплита 579 км. И дальняя дорога навевает воспоминания...

В 1968 году на моём родном физфаке МГУ впервые формировался стройотряд в Югославию. Пройдя факультетские фильтры комитета комсомола и парткома, мы всем отрядом сидели в коридоре девятого этажа главного здания МГУ, ёрзая на тяжёлых стульях постсталинской эпохи. Нас по одному вызывали на собеседование. Вызвали и меня. Прямо передо мной сидел Руслан Хасбулатов, грозный комсомольский секретарь по интернациональной работе всего МГУ. (Да-да, тот самый, но тогда он ещё "тем самым" не был).

- Ты понимаешь, что поездка в Югославию, это не то же самое, что поездка в пионерский лагерь? - Как удав на кролика Хасбулатов смотрел на меня тяжёлым немигающим взглядом. Я, естественно, это понимал. И тут же понял, что наступает черёд вопроса "на засыпку". Хасбулатов не спеша закурил и по-хозяйски потягиваясь в кресле, как бы настраиваясь на неформальный доверительный стиль общения, спросил:

- Кстати, а что такое "скупщина"? Это что, рынок такой в Белграде?

Теперь уже настал мой черёд смотреть на него немигающим взглядом.

- Да нет же. Это двухпалатный парламент в Югославии. Кстати, рынок в Белграде называется Зелёный Венец.

К счастью, к этому вопросу я был подготовлен и ответ дал незамедлительно, как Швейк на вопрос медицинской комиссии, сколько будет четыреста восемьдесят пять умножить на двести тридцать восемь.

На фотографии: Автор с товарищами по стройотряду. Остров Хвар, 1968 год

Вот и хорватская граница. Проверка документов. Долго нас не держали, хотя и заставили выйти из автобуса, имитируя таможенный контроль.

Тогда в шестьдесят восьмом стояло жаркое лето. В четыре утра под развёрнутыми знамёнами наша бригада имени Юрия Гагарина отправлялась на тяжелейшую работу. Мы строили дорогу в Новом Белграде и в тридцатиградусную жару вверх по склону катали тачки с грунтом. Единственным колесом нужно было попасть на узкие доски, выложенные снизу доверху одна за другой, добежать до самого верха. И вот там наверху пару минут можно было постоять и отдохнуть, глядя на Дунай и панораму Белграда. А потом вниз и снова наверх.

Жили в большом международном лагере вместе с хорватами, македонцами, косовскими албанцами и другими народами Югославии. Вместе работали, дружили, купались в грязном Дунае, играли в футбол и пели песни. После окончания работ поехали отдыхать на море в городок Трпань (ударение на "р"), недалеко от Сплита. Тогда и представить было невозможно, что дети моих новых друзей могут оказаться по разные стороны баррикад убийственной гражданской войны.

Древний Сплит, как и почти полвека назад, поразил меня своим очарованием: неплохо сохранился античный дворец Римского императора, которого звали Диоклетиан Гай Аврелий Валерий. Неизвестно, был ли Валера евреем (ср. с двустишием И.Ильфа "Марк Аврелий не еврей ли?"), но известно, что он родился в Сплите и благополучно правил империей на рубеже III - IV веков н.э., а когда ему надоели все столичные политические дрязги, он благополучно вернулся в Сплит, где сажал капусту, поливал цветочки и дожил до спокойной старости. (Усвоить бы эту мудрость и нашим современным политикам!)

В Сплите, у великолепной набережной, нас вместе с автобусом забрал паром. Эскалатор поднял наш хор на верхнюю палубу. Прощальный гудок. И вот уже во всей красе открылся перед нами плави Ядран - голубая Адриатика с тысячью островов, рассеянных вдоль всего побережья. Хоть и поют, что самое синее в мире Чёрное море, но это не так. Всё-таки, как ни крути, оно зелёное, хотя я его и очень люблю, а Ядран действительно синий.

Вот и конечная точка нашего маршрута - остров Хвар с отелем "Аркада" в городе Стари Град, где нам жить и выступать. Этот древнейший город, который в античные времена назывался Фарос, расположен в глубине длинной шестикилометровой бухты. От Хвара рукой подать до полуострова Пелешац, где отдыхал в 68-м наш югославский стройотряд.

В разгаре стоял жаркий август. Мальчики и девочки нашего стройотряда ночевали в двух комнатах летнего лагеря на трёхярусных кроватях, протиснуться между которыми можно было лишь с очень большим трудом. И вдруг:

- Вставайте друзья, беда!

Вставать в пять утра не хотелось. Накануне на берегу плавого Ядрана у костра долго пели русские и сербские песни, пили красное вино, а потом отплясывали бурный и нескончаемый коло, когда все становятся в круг и, положа руки на плечи соседей, танцуют одними ногами, раскручивая в разные стороны огромное колесо.

- Большое несчастье, другари. Советские танки в Праге!

На экране телевизоров бесконечные демонстрации протеста в Белграде, танки, перевёрнутые трамваи на узких улицах Праги. Через неделю наш отъезд домой. В Белграде на пути к московскому поезду не оставлял вопрос "Придут, не придут?" Они пришли. Почти полным составом стояла на перроне наша бригада имени Юрия Гагарина. Под тихие звуки моей гитары югославы затянули печальную песню о разлуке, о том, что настало время прощаться со своими друзьями. Поезд тронулся, мы уезжали в Москву, а они стояли, обнявшись, и махали вслед нашему поезду.

Я сразу вспомнил моих югославских друзей, когда наш хор запел в "Аркадах" украинские и русские народные песни. И в то далёкое жаркое лето мы их тоже пели. Оказалось, что многие из этих песен югославы знали и с удовольствием нам подпевали.

Хоть и одинаковыми кажутся адриатические города - белокаменные дома с красной черепицей на берегу лазурного моря, - но внимательно присмотревшись, увидишь у каждого из них свою историческую самобытность.

Стари Град чем-то напоминает (как ни странно) Голландию, уютная Йелса, подковой расположившаяся вдоль морской бухты, располагает к романтическим прогулкам, Дубровник похож на Венецию, город Хвар похож на Ялту, а шикарная набережная Сплита похожа на набережную Неаполя. Что на что похоже - это большой вопрос. Ведь города Адриатики - ровесники и старше Венеции, Неаполя и многих других собратьев. Однако Рим, Венеция и Неаполь у всех на виду, а спрятанные в шхерах тысячи островов Далмации города, как хорошие невесты, содержатся взаперти, хотя теперь туристов стало заметно больше, чем полвека назад.

Второй концерт - в соседнем отеле "Лаванда" - прошёл с ещё бо'льшим успехом. Завершили программу новинкой сезона, которую внедрил в репертуар по старой памяти ваш покорный слуга. Песня очень содержательная - о том, что у моей маленькой подружки никого, кроме меня, нет. Хор дружно подхватывал припев:

"Нема, нема, нема она никога,
  Она има само мене еднога! "

Ну, как говорится, дай Бог каждому, если так оно на самом деле.

На обратной дороге были на экскурсии в Загребе и Будапеште. Оба этих города входили в состав Австро-Венгрии, И если Будапешт после Вены считался второй столицей, то Загреб был чем-то вроде областного провинциального города. (Кстати, недалеко от него город Varazdin, куда настойчиво приглашал поехать графиню Марицу несостоявшийся жених Зупан). В центре Загреба прекрасный собор святого Марка с мозаичной крышей, украшенной гербами Хорватии и города Загреба.

Столичный блеск Будапешта поражает и его "открыточная панорама" с Рыбацкого бастиона с видом на Дунай и парламент надолго остаётся в памяти. Надеемся, что и наши песни на украинском и русском тоже останутся в памяти тех, кто их слышал и пробудят самые добрые чувства.

Ведь недаром Джонатан Свифт, отец Гулливера, сказал: "Законы разума, миролюбие, благородство и добро одинаково понятны людям всех наций и рас".

Искренне Ваш, Владимир Симбирский, мюнь-июль 2015 г.

Посмотреть: Фотоколлекции поездки (И.Калюта, П.Коваленко)

Большое СПАСИБО нашим капеллистам, приславшим на Сайт Капеллы материалы о творческой поездке коллектива в Хорватию. За увлекательный, с интересными воспоминаниями и комментариями, рассказ о поездке благодарю В.Захарова; за яркие, выразительные фотографии, дополняющие рассказ, благодарю П.Коваленко и И.Калюту! С уважением, В.П.

вернуться на страницу